facebook-pixel

Интервью

ALS First Presentation 1994 01 a6 hi

1. О чем вы думали утром 24 октября 1994 года? Ваша ночь прошла спокойно?

Да, я хорошо спал в ту ночь. Точно не помню, о чем думал, когда проснулся. Дни перед презентацией были загруженными и беспокойными. Презентация состояла из двух этапов. 19 и 20 октября мы пригласили известных ювелиров, чтобы показать им нашу коллекцию, а сама пресс-конференция прошла 24 октября в Дрезденском замке-резиденции.

2. Почему вы решили провести пресс-конференцию именно в Дрезденском замке-резиденции?

В то время Дрезденский замок-резиденция больше напоминал строительную площадку; он был разрушен во время Второй мировой войны. Мы неслучайно выбрали это место. Нам хотелось, чтобы презентация прошла в атмосфере, которая не только бы подчеркнула традиции мануфактуры Lange, но и означала бы переход в новую эру. Там в свое время жил и работал Иоганн Кристиан Фридрих Гуткаес. Он был наставником и тестем моего прадеда — создавал часы для саксонского королевского двора, в его ведении находились и часы на башне. К сожалению, мы не смогли организовать презентацию в том помещении внутри башни, где жил мой предок. Чердачный этаж был полностью разрушен пожаром в 1945 году и к тому времени еще не восстановлен. Поэтому нам пришлось импровизировать. На первом этаже мы нашли комнату, в которой шли ремонтные работы, но она уже была наполовину реконструирована. Даже сегодня я отчетливо помню покрытые сажей оконные проемы. Атмосфера в помещении не располагала к празднику, но она совпадала с тем желанием перемен, которое мы тогда так явно ощущали. Грязный бетонный пол скрыл специально положенный для нас ковер. Сегодня Дрезденский дворец-резиденция вновь засверкал во всем своем великолепии. И уже трудно представить, в каком ужасном состоянии его залы находились всего 20 лет назад.

3. Вы помните программу того дня? Что происходило, кто был приглашен?

Мы пригласили около 50 журналистов: специалистов в часовом производстве, бизнес-журналистов, представителей ежедневных центральных и региональных СМИ. Присутствовали и местные знаменитости, включая премьер-министра Саксонии. Пресс-конференция началась в 11 утра.

Наш консьерж попросил гостей занять свои места. Их приветствовали Август Сильный и графиня Козель. Мы наняли актеров, чтобы погрузить наших гостей в атмосферу саксонской истории. Сначала произнес речь мой партнер Гюнтер Блюмляйн, а потом я. После меня выступил Мартин Хубер, торговец часами из Мюнхена. Наша дружба началась в середине 1970-х годов. Организованная им выставка исторических карманных часов Lange помогла поддержать интерес к бренду в профессиональных кругах.
Мы поочередно раскрыли четыре огромных плаката на стене. На каждом была изображена одна из четырех моделей часов: LANGE 1, SAXONIA, ARKADE и турбийон Pour le Mérite. После этой презентации журналисты смогли поближе рассмотреть часы, выложенные на столе, а часовые механизмы были выставлены отдельно на лотках. А Блюмляйну и мне пришлось ответить на множество вопросов.

4. Что происходило после пресс-конференции?

После пресс-конференции состоялся обед в итальянском ресторане на берегу Эльбы. Оттуда мы проводили журналистов в Гласхютте, где показали им наши мастерские.

5. Как вы чувствовали себя в течение дня, ведь вы проделали тяжелую работу по возрождению бренда A. Lange & Söhne?

Конечно, я был взволнован и пребывал в эйфории. Причем настолько, что даже забыл свой портфель в ресторане, где мы обедали. К счастью, портфель мне вернули.

6. Вы не боялись, что во время презентации что-то может пойти не так? Или что журналистов не впечатлит новая коллекция?

Во время организации подобного события в голове всегда роятся множество мыслей и сомнения неизбежны. Думаю, мои партнеры тоже переживали. Но мы никогда открыто не выражали беспокойство и сохраняли оптимизм. За четыре года мы полностью выложились: на реинкорпорацию компании мы потратили всю свою энергию и очень много денег.

7. Вы помните, о чем говорили в тот день с Гюнтером Блюмляйном?

Мои воспоминания о том дне размыты, ведь я был так взволнован. Зато я очень хорошо помню все предшествующие дни. Тогда мы работали в одном офисе с Гюнтером Блюмляйном в здании Дома Lange, сидели за своими печатными машинками и писали тексты своих выступлений.

8. Вы помните саму атмосферу презентации? Какими были ожидания журналистов? Как вы подготовились к презентации?

В процессе создания новых моделей часов в Гласхютте мы не давали никакой предварительной информации ни журналистам, ни продавцам. Мы сообщили только ценовой сегмент: по нашим ожиданиям — верхний на рынке роскошных часов. Кое-какие подробности, конечно, попали в СМИ. Но это лишь подогрело разговоры о том, что мануфактура Lange в Гласхютте вновь начинает производство уникальных часов. Таким образом, интрига сохранялась как с нашей стороны, так и среди журналистов. О нас много писали в СМИ, и, разумеется, не только о наших часах. Возрождение самой компании послужило четким сигналом, что Свободное государство Саксония возвращает себе былую славу, в том числе экономическую. С начала XIX и до середины XX века малые и средние предприятия были опорой саксонской экономики, самой успешной в Германии. Я затронул эту тему в своем выступлении, а также отметил, что мы не только стремились к возрождению производства самых лучших часов в мире. Мы стали самым крупным инвестором в Гласхютте. Для меня было важно подчеркнуть вклад мастеров высочайшего класса и большую самоотдачу наших сотрудников.

9. Вы еще помните реакцию гостей? Что вы чувствовали в тот момент?

Торжественная презентация четырех моделей часов стала настоящей сенсацией и заслужила овации собравшихся журналистов и почетных гостей. Резонанс в обществе превысил наши самые смелые ожидания. В международных финансово-экономических изданиях было опубликовано множество материалов о наших часах, особенно о «необычном саксонце» LANGE 1.

10. О чем спрашивали на пресс-конференции?

Как я уже говорил, презентация состояла из нескольких этапов. 19 и 20 октября к нам приехали 12 знаменитых ювелиров из Германии, Австрии и Швейцарии, а также гости из Гласхютте. Мы ознакомили их с нашей бизнес-концепцией, показали мануфактуру и, конечно же, часы, которые мы тогда производили.
За нашими плечами было почти четыре года интенсивной работы. Мы наладили поступление ресурсов для производства, отремонтировали здание, разработали технологии, наняли специалистов и помогли усовершенствовать их мастерство. Но самое главное, мы сумели в очень сжатые сроки разработать четыре модели часов. Конечно, это была амбициозная цель — соблюсти все легендарные традиции компании: высочайшую точность и качество.
И в итоге наши часы оказались на презентационном столе, где их самым внимательным образом изучали приглашенные ювелиры.

11. Вы можете кратко описать первую коллекцию?

Начать, конечно же, следует с модели LANGE 1. Ее мы называем «часами для путешественника». В модели LANGE 1 воплотились все высочайшие стандарты часового мастерства, как качества, так и исполнения механических элементов. Мир еще не видел таких мужских наручных часов: корпус из золота или платины, ассиметричный циферблат для часов и минут, боковая секундная стрелка, индикатор запаса хода и фирменный календарь с большим указателем даты. А сегодня у нас уже есть масса подражателей. Второй моделью стали женские часы ARKADE, также оснащенные большим указателем даты. Третья модель — SAXONIA — элегантная среднего размера, выполнена из золота, циферблат с указанием часов и минут, дополнительный счетчик секунд и фирменный большой указатель даты. Мы намеренно назвали эту модель гордым именем «Саксония», которое уже фигурировало в виде аббревиатуры i/SA («в Саксонии») на всех циферблатах ранних часов A. Lange & Söhne. И в заключение мы показали ювелирам лучшую модель коллекции: турбийон Pour le Mérite. В этом шедевре была использована фузейно-цепная передача, которая ранее никогда не применялась в наручных часах.

12. Как отреагировали гости? Вы были уверены, что презентация станет началом успешного возрождения бренда?

Безусловно, мы сами были в восторге от своих часов. Ведь они были созданы высококвалифицированными специалистами с любовью и преданностью делу. Тем не менее я почувствовал, что у меня словно гора с плеч свалилась, когда осознал, что говорили ювелиры о наших часах. Я уверен, что уже никогда не испытаю подобного чувства. Как правило, посредники делают заказы скрыто: так принято среди коммерсантов, которые не хотят, чтобы конкуренты узнали о сделке. Но учитывая тот факт, что тогда мы могли предложить нашим гостям «всего» 123 часовых изделия, они позабыли о бдительности. LANGE 1, SAXONIA, ARKADE и турбийон Pour le Mérite вызвали искреннее восхищение гостей. Заказы делались открыто, вопреки всем коммерческим правилам. Брали столько, сколько могли себе позволить и сколько мы могли предоставить. Необходимо было равномерно распределить все модели. Потому что 123 изделия невозможно поровну разделить на 12. Оставшиеся модели были розданы при помощи жребия. Турбийон доставался тому, кто вытягивал короткую спичку.

13. Вы тогда продали все модели часов?

Да, все часы, которые мы выпустили к тому моменту, были проданы одновременно. Мы такого не ожидали — лучше и быть не могло. И, конечно же, отзывы ювелиров вдохновили нас перед 24 октября, когда мы представили коллекцию журналистам.

14. Вы отпраздновали свой успех?

Нет, времени на празднование не было. Мы сразу же вернулись к работе.